Акции взмыли вверх. Инвесторам в этом году удалось обогнать инфляцию

 
Хотя 2015 год и называется всеми экономистами трудным, инвестору, если судить по цифрам, не на что жаловаться. Лишь недвижимость показала содержательно неблагоприятные результаты, заметно снизившись как в рублевом, так и в валютном выражении. Некоторая часть фондовых активов (такие как акции "Газпрома" и "ЛУКОЙЛа") хоть и выросла в рублевом выражении, все же не сумела обогнать существенно выросшую инфляцию.
 
Вместе с тем доходности в большей части других традиционных направлений вложения оказалось достаточно, чтобы покрыть инфляционные потери и обеспечить некоторый прирост. Конечно, произошло это во многом потому, что 2015 год начался с "низкого старта" - за провалом декабря 2014 года неизбежно должно было последовать хоть какое-то восстановление. Оно и шло весь 2015 год. А действия ЦБ РФ и другие макрофакторы привели к тому, что падение мировых цен нефти и жесткость глобальной конъюнктуры вызвали падение ВВП России (около 4%), но при этом обеспечили благоприятные возможности для инвестирования средств. Впрочем, это не значит, что для инвестора и далее будет все хорошо. Финансовые рынки не первый год подряд остаются в неустойчивом состоянии, рубль лихорадит, а правительство, экономисты и бизнесмены ищут рычаги-возможности для сохранения устойчивости в период беспрецедентно сильного падения мировых цен на нефть. За многие годы мы привыкли относиться к нефти как к главному, едва ли не единственному реальному индикатору российского благосостояния и российской же инвестиционной привлекательности, а теперь, когда "черное золото" опустилось в цене втрое по сравнению с уровнем двухлетней давности (и более чем в полтора раза по сравнению с уровнями, имевшими место год назад, которые тогда, в конце 2014 года, казались каким-то кратковременным наваждением), надо искать какие-то иные механизмы поддержки.
 
Что ж, кое-какие механизмы найдены и работают. Это, например, использование средств резервных фондов; это умеренно жесткая денежная политика ЦБ РФ, помогающая не раскрутиться инфляционному маховику; это, наконец, финансовый инжиниринг властей, понимающих, что при хроническом сокращении нефтегазовой ренты экономику поддержит на плаву только бизнес (в том числе работающий в рамках партнерства с государством). Существенную роль в таких условиях начинают играть финансовые инструменты, позволяющие властям занимать деньги у бизнеса и населения - гособлигации. В условиях, когда рынки оправляются после шока, использование госзаимствований оказывается выгодным и эмитенту, получающему средства, и инвесторам, получающим доход гораздо более высокий, чем они могли бы получить в спокойные периоды. Именно так оказалось в 2015 году - облигации принесли в среднем своим владельцам даже более высокий доход, чем акции, и это хорошо видно по результатам ПИФов облигаций, выигравших у ПИФов акций (почти 31% годовых дохода у первых против 26,2% - у вторых). И такая ситуация может сохраниться и в 2016 году: не даром минфин впервые за десятилетие озаботился привлечением в госдолг средств частных лиц и объявил о планах выпуска специальных документарных ОФЗ-облигаций для частного инвестора.
 
Наиболее неприятный эффект 2015 года - повысившаяся инфляция: падение цен на нефть и сопутствовавшая ему девальвация рубля вынужденно отразилась на уровне цен, причем эффект пришелся и на 2014, и на 2015 год (в общей сложности за эти два года цены выросли примерно на 25%). Эффект, впрочем, стал разовым: во второй половине 2015 года инфляция пошла на убыль, и при условии того, что новых макроэкономических шоков не будет, в 2016 году инфляция вновь станет однозначной (власти надеются на 6% роста цен, но большинство экспертов считают, что это чрезмерно оптимистично и рост цен будет выше).
 
Так или иначе снижение инфляции обещает прибыльность сберегательных инструментов, номинированных в рублях; что же касается валютных инструментов, то тут вопрос в том, будет ли рубль падать дальше или все-таки произойдет разворот долгосрочной тенденции. Если рубль сумеет затормозить падение или развернуться к росту (а это вполне возможно, если нефть, как это прогнозируется, развернется к росту и доберется хотя бы до $50 за баррель), начнут играть роль более высокие процентные ставки по рублевым инструментам. И тогда в 2016 году - впервые за три года - мы будем иметь более высокую привлекательность рублевых депозитов в сравнении с валютными. Впрочем, рублевые депозиты и в 2015 году в среднем обеспечили доход, сравнимый с уровнем инфляции. От банка к банку результат, правда, существенно различался. Так, депозиты, которые принимает Сбербанк, приносят проценты ниже среднерыночных. Но зато инвесторы в 2015 году могли весьма прилично заработать на Сбербанке, купив его акции. Среди заметных активов акции Сбербанка уверенно лидируют. Этот выигрыш, конечно, в значительной степени является компенсацией обвала прошлого года: банк испытал существенное давление, когда попал под западные санкции, но в 2015 году выяснилось, что банк остается ключевым элементом российской финансовой системы, что и позволило ему восстановить позиции на фондовом рынке.
 
Более того, в то время как различные промышленные направления меняют свою динамику (например, проседает нефтегазовая сфера), сфера финансовая расширяется, обслуживая растущие потребности экономики. Валютные депозиты третий год подряд выигрывают у рублевых: что делать, рубль остается слабым, проседая по отношению как к доллару, так и к евро. При этом долларовые депозиты в 2015 году (так же как и год назад, в 2014 году) с заметным преимуществом выиграли у депозитов в евро, так как единая валюта существенно снизилась по отношению к американскому доллару. В 2016 году депозиты в евро также могут оказаться хуже долларовых, ведь большинство рыночных аналитиков не исключает падения евро до паритета (т.е. до курса 1 евро = 1 доллар) или даже ниже. Но стоит иметь в виду, что уже сейчас евро к доллару подешевел сильнее, чем этого требует равновесие по паритету покупательной способности (такое равновесие сейчас достигается при курсе 1 евро = 1,2 доллара), а это значит, что в долгосрочной перспективе (в поле 5 лет и выше) у евро больше шансов для роста, чем у доллара.
 
Примечательно, что достаточно много акций в 2015 году показали результаты заметно лучшие, чем среднерыночные доходности. О Сбербанке мы уже упомянули; заметный рост также показали акции "Аэрофлота", прибавившего, несмотря на очевидные проблемы у всей авиационной отрасли (в частности, одной из заметных корпоративных историй года стал крах "Трансаэро"). Еще одна выгодная бумага - акции "Сургутнефтегаза", прибавившие 44%, так как компания выделяется среди нефтяных гигантов России минимальной опорой на кредиты, что позволяет ей увереннее чувствовать себя в трудные моменты.
 
Аутсайдером нашего перечня вложений стала недвижимость - обвал цен произошел даже и в рублевом выражении. Пока рано говорить о том, что этот рынок уже полностью "стряхнул" с себя спекулятивную пену и готов к здоровому росту: увы, тяжелые времена еще не миновали, спрос, конечно, сохранился, но о восстановлении былой платежеспособности этого спроса - даже в случае умеренного снижения ставок по кредитам - можно будет мечтать не ранее чем уровень нефтяных цен восстановится до $100 за баррель. Пока же цены в лучшем случае приостановят снижение. Тем самым недвижимость вряд ли сумеет выйти из аутсайдерских сберегательных инструментов (что, конечно, никак не противоречит тому, что покупка жилья для собственного использования и разумна, и выгодна).
 
 

Обсуждение (0)

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ

Все статьи